Сегодня (24.04.2017)
Ночью: 4 ... 10
Утром: 3 ... 6
Днем: 5 ... 15
Вечером: 11 ... 15
Завтра (25.04.2017)
Ночью: 7 ... 12
Утром: 6 ... 8
Днем: 7 ... 14
Вечером: 10 ... 14
На сегодня (24.04.2017)
На завтра (25.04.2017)

Согласны ли вы с тем, что Одесса признана самым комфортным городом Украины






Ваше творчество

-
Анекдот | Стих | Рассказ | Фото
-
-

Королева красоты на пенсии

- Мама, мама... Вот на этой! Вот на этой! Смотри, какая миленькая...
- Ну, и что же в ней такого миленького? Какая-то облезлая совсем... Да, ну! Нет, давай лучше на ту чёрную...
- Ну, мамочка... Ну, мамочка... Посмотри, какие у неё глазки добренькие... И какие косички миленькие... И цветочки... Ну, мамочка... На этой! На этой!
- Ну почему именно на этой? Давай ещё посмотрим. Может тебе другая понравится.
- Нет, мамочка, не понравится. Мне на эту хочется!
- Ну... Так вы определились уже, барышни? - неприветливо перебил этот диалог старичок в клоунском колпаке. - Если выбрали эту, прошу садиться!

В жаркий июльский полдень в городском парке с редкими посетителями, лишь вездесущий тополиный пух создавал атмосферу какого-то движения. В такую жару все будто замерло, предаваясь томной лени. Лошадь, видимо когда-то белой, а теперь жетловато-серой масти, спокойно стояла в тени раскидистого дерева, привязанная в металлическому фонарному столбу, иногда лениво помахивая хвостом. Когда мама с девочкой подошли к ней поближе, лошадь послушно повернулась за старичком в причудливом колпаке, который отвязал поводья, и выставила правую согнутую ногу вперёд, немного наклоняясь передней частью туловища, как на цирковой поклон, пока хозяин усаживал к ней в седло щебетунью четырёх лет.

- Держись вот здесь, - сменив неприветливый тон на дружелюбный, заботливо подсказал старичок. - Ты её не бойся... Королева очень спокойная. Она хоть и старенькая уже, но очень добрая лошадь.
- А я и не боюсь! Тем более, я уже взрослая! Я даже доктора зубного не боялась вчера...
- Да уж, - вмешалась мама. - Почти... Не боялась.
- Ну, раз доктора не боялась, значит можно второй круг бесплатно,- улыбнулся старичок. Королева любит смелых девочек катать.
- Ну, что Вы... Нам одного круга вполне хватит,- ответила мама. - Её и правда зовут Королева?

По разогретым палящим солнцем аллеям безлюдного парка разошлось эхо от неторопливого цокота. Медленная процессия двигалась вдоль изнывающих от жары кипарисов в сторону моря. Старая лошадь, украшенная всевозможными ленточками, кисточками, бубенчиками и бантиками, послушно везла в седле совсем ещё юную наездницу. Поводья держал низкого роста пожилой человек, немного прихрамывающий на левую ногу, а рядом с ним шла молодая, загорелая шатенка в летнем цветастом длинном сарафане и широкополой шляпе. Со стороны казалось, будто вся эта процессия словно из каких-то давних времён, и между кипарисами открылись волшебные ворота времени, из которых вышла лошадь...и слуга-шут катает на прогулке маленькую госпожу и хозяйка поместья прогуливается рядом со своим чадом и пожилым лакеем. Пух летел, казалось, отовсюду, и словно щеколтливо парил в безветренном воздухе. Вдоль невысоких оградок у цветочных клумб уже даже собрались своеобразные пуховые сугробы. Лошадь иногда быстро мотала головой вверх-вниз, пытаясь сбросить с челки налипший пух, что приводило маленькую наездницу в дикий восторг и эхо от заразительного детского смеха разлеталось по пустынным дорожкам парка.

- Так неужели Королева? С трудом верится... - искренне удивлялась молодая женщина, отмахивая пух от лица и поправляя шляпу.
- Вообще-то её полное имя Королева Красоты. Да-да, барышня, на смейтесь! Видели бы Вы её в зените славы. О-о-о! Когда-то Королева блистала в нашем городском цирке! Только было это много лет назад, я уж и со счёта-то сбился... Ей тогда не было равных! Ни по красоте, ни по умениям. Как только не уговаривали нас в то время продать её за границу. Даже какой-то там иностранный барон приезжал тогда, всё пытался у нашего директора её откупить. Уж такая была красавица! Такая красавица! Что говорить? Порода! Да...
- А потом что?
- А что потом? Старость, милая барышня... Она приходит, не спросясь. Вот и к нам пришла. Я ведь уже и тогда был далеко не молод, когда ухаживал за ней в цирке... А сейчас так и подавно. И девочка постарела... Ей уж двадцать три скоро, а для лошадей это уже очень почтенный возраст. Мы поначалу тележку возили в зоопарке. А потом вот здесь обосновались.
- Тяжело ей, видимо? - продолжала молодая женщина, периодически оглядываясь на замолчавшую дочурку, с интересом разглядывающую всё вокруг с непривычной для неё высоты, - Я вижу, Вы так увлечённо рассказывает о своей подопечной...
- Да как Вам сказать, барышня? Тяжеловато, конечно. Хотя, Королева очень спокойная, да и к публике она привычная, людей не "чужается". Вот только случай у нас тут зимой был... Видите, шрам большой у девочки на крупе? Да, вот... Пацаны петарду бросили в нашу сторону. Так она, бедная, с испугу на ограду налетела! Ох, как вспомню... Я вот тоже с того дня и сам хромать стал. Она, когда падала, меня за собой потянула. Вот, ведь, какие дети бывают. Нет в них доброты.
- Ужасно... Долго она болела? Бедная!
- Да, уж... Думали, и не выберется девочка. Возраст, видите ли, да и рана была глубокая. Так мы по старой памяти в наш цирк её поставили на зиму, новый- то молодой ветеринар толковый такой оказался! Вылечил нашу девочку. Мы по очереди с ним возле неё дежурили сутками. Директор Королеву помнит, сам распорядился.
- Надо же! Какая история. Спасибо, что рассказали!
- Это Вам спасибо, барышня, что выслушали! Не каждый, знаете ли...
- Ох, и заговорились же мы с Вами... Уж на пятый круг пошли! Не устала Королева-то? Может тяжело ей? - спросила шатенка, переходя на шёпот. - Вот угораздило же меня вчера пообещать у стоматолога за хорошее поведение прогулку на лошади. А сегодня пекло вообще невозможное, вот отпросилась с работы на пару часов, привела малую в парк.
- Да, нет... Не тяжело. Даже полезно немного девочке кровь разогнать, а то застоялась тут совсем без движения.

Процессия наконец подошла к месту начала своего неожиданно затянувшегося путешествия. Старичок аккуратно вынул из седла уже почти засыпающую маленькую наездницу и бережно передал её на руки улыбающейся маме. Затихшая девчушка, пока её бережно передавали с рук на руки, успела погладить лошадь по завитой в косички, длинной гриве.
- Приходите ещё! Королева будет вас ждать!
- Спасибо, - уже еле слышным голосом ответила маленькая щебетунья. И сквозь наплывающий сон уже слабо-разборчиво пробормотала, обнимая маму за шею: - Я так люблю эту Королеву...
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 54
Отправил: Капочка-Капа / 02.09.2015 14:44
-

ТУШИ СВЕТ !!!

Эта забавная история произошла лет десять назад.Я тогда жил со своей первой женой-Катей.Почему развелись, и кто жена у меня сейчас-расскажу как-нибудь в другой раз,а тогда Катина подруга пригласила нас на свой день рождения. народу было не много:все молодые пары,а само празднование проходило в небольшом кафе в центре Одессы.В разгар вечера,в перерыве между тостами,мужская половина гостей вышла в коридор-покурить-поболтать.А уровень алкоголя в крови у собравшихся уже достиг определённых величин,когда повышается двигательная активность,но снижается адекватное восприятие реальности.И вот один молодой парень поведал нам о том,что занимается он в свободное время тхэквондо,и в подтверждение этого факта начал усердно махать ногами по воздуху.Видя,что его спортивные навыки не производят сильного впечатления на собравшихся,он проделал следующий трюк:ловким взмахом ноги ударил по расположенному довольно высоко выключателю,от чего свет в коридоре погас.И тут дернул меня чёрт сказать-Да так кто угодно может!Даже вон-жена моя, например!Взглянув на стоящую в зале мою супругу,ростом 158 сантиметров,и на висящий на стене выключатель,тхэквондист сильно усомнился в моих словах.Поспорили,как водится на бутылку коньяка.скажу по секрету,я тогда мало чем рисковал.Дело в том,что моя Катя была в прошлом КМС по прыжкам на батуте-ну там растяжка,прыгучесть и координация всё на уровне было,не смотря на то что уж полнеть начала.главное не в этом.Я знал то,чего не знали собравшиеся:её бывший тренер был большим поклонником каратэ,и даже вёл параллельно занятия поэтому единоборству,а главное,что он и девчатам-батутисткам поставил удары ногами.Говорил-мол учитесь девчёнки, пригодится в жизни!У них это дело шло легко,акробатическая база сказывалась.И я знал как она умеет ножкой махать,поэтому и поспорил.Ударили по рукам.Я позвал Катю,надо говорю,свет ногой выключить,а то тут есть люди не верующие-указывая рукой на тхэквондиста-не верят,что для тебя это плёвое дело!Вы что,мальчишки,чокнулись,что ли?-возмутилась моя жена.Давай,давай, я на бутылку коньяка поспорил!-подстигнул я её.Услышав про спор,моя Катя видимо представила,какую брешь в семейном бюджете пробьёт покупка коньяка малознакомому парню,поэтому тут же сняла туфельки и чуть ли не до трусов подтянула подол и без того не длинного платья.Её не остановило даже то,что придётся ей сверкнуть этими самыми трусиками(кружевные,красненькие-мой подарок ко дню св.Валентина!)в сугубо мужской компании... Это был классический удар"маваши гери".Только вот изящная ножка моей супруги,после красивой дуги опустилась не на выключатель,а на челюсть тхэквондиста!Удар был столь резок,что тот даже рук поднять не успел.Ноги у парня подломились как сухие ветки,и он,словно тряпичная кукла завалился на пол.Все ахнули.После того как бедолагу подняли и усадили на стул,а на голову положили мокрое полотенце,он пришёл в себя.Тут все взоры обратились к моей перепуганной насмерть жене-как же так?За что ты его?Да вы что!Сами же просили ему "свет выключить"!-чуть не плача оправдывалась она.Оказывается,тренер,когда учил их бить ногами,не вдавался в японские названия ударов,а заменил их более понятными и забавными аналогами,типа "Туши свет"и"Привет врачам".Ну а раз попросили Катю свет потушить парню-она это и сделала,совершенно не подумав о настенном выключателе.Стоит ли говорить о том,что многие знакомые после этого случая так и называли мою супругу "Катя-туши свет"...
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 184
Отправил: Сергей / 19.09.2013 23:38
-

без названия

На этот раз, по дороге домой, меня ожидала масса сюрпризов и непредвиденных обстоятельств.
Первым сюрпризом был телефонный звонок очень любимых моих друзей, которые любезно решили отвезти меня в аэропорт. Они погрузили в машину мой дорожный ридикюль, и уже через 20 минут мы прибыли.
Времени было предостаточно и мы пристроились на лавочке, напротив входа. Вторым сюрпризом оказался неожиданный приезд моей учительницы музыки, из моего непоседливого детства, а также новых друзей, с которыми я познакомилась всего несколько дней назад. Очень приятно!
Обилие сюрпризов взбудоражило мою, и без того взбудораженную натуру, от чего я улыбалась и светилась, явно больше обычного, что не осталось незамеченным охраной авиа перелетов.
Будучи человеком благоразумным, я подошла к регистрации и уточнила, сколько у меня еще времени до самой посадки. На вопрос: «А почему не сейчас?”, я ответила, даже не догадываясь о последствиях этого заявления, что хочу еще немного постоять с друзьями и выпить пива. Затем я сдала багаж, получила билет и вернулась к друзьям.
Люди в форме слонялись по вестибюлю аэропорта, флиртуя с сотрудницами авиакомпаний и одновременно зорко оглядывали свирепые лица отъезжающих.
А ведь до этого дня, для меня всегда было загадкой, почему же люди в одесском аэропорту такие молчаливые и неулыбчивые, ведь в городе все совсем иначе!
Но все по порядку.
Так как почти все были за рулем, то мы взяли в местном баре колу и один бокал пива. Я успела рассказать о событиях последних дней и всего однажды промочить горло пивом, которое так и вернулось к бармену, вместе с бокалом - недопитым.
Угрюмые лица отъезжающих не оставляли сомнения, что я в одесском аэропорту. Порой даже казалось, что люди стараются быть незаметными, как будто у каждого с собой бомба.
Ах, если бы я тогда знала!
Когда один из сотрудников, комсомольской наружности, жестом пригласил меня в отдаленную комнату, я все еще светилась счастьем и пыталась на прощание помахать рукой своим друзьям.
Я часто летаю, и точно зная все возможные дополнительные процедуры, поставила сумку на некоторое подобие стола, явно из подвального бомжатника и приготовилась ее открыть. К моему удивлению, мне указали на стул. Я присела. Не отвлекаясь на мелочи, комсомолец заявил, что сейчас мы будем составлять протокол, так как он считает, что я нахожусь в состоянии опьянения! ... ... ... я онемела, забыв закрыть рот... ... ..., не в Тегеране ли я?
А вдруг тут нельзя ходить в стрингах и мне сейчас еще заглянут под юбку?
Судорожно соображая какое то время, я, наконец, закрыла рот, тряхнула головой, дабы убедиться что мне не послышалось и спросила: " Это потому что я не по-русски радостна и к тому же улыбаюсь?”
Внятных объяснений даже не последовало. Я продолжала судорожно соображать, но в память четко врезалась фраза: "слишком активна"!
И тут меня осенило! Ну конечно! Моя фраза "... С друзьями выпить пива" - так вот в чем дело! Меня уже ждали! Поняв, я рассмеялась: " Ааа..., так вы заменили меня сюда с целью вымогательства..... понятно".
От моей улыбки не осталось и следа. Мне казалось что из ушей и ноздрей моих вот вот вырвется пламя и испепелит комсомольца. Я быстро закипала:
- Ок, тогда давайте пригласим врача, и дабы избежать конфликтов, проверим мою кровь на промили.
Случайно родившийся человек в погонах заморгал...
-А как же ваш самолет? - робко спросил он.
- Ничего страшного, вы ведь считаете что задержали меня по закону. Так я тут у вас до завтра и переночую, к стати гарантирую что скучать я вам не дам.
Наслаждаясь запором на его лице, я поудобнее расположилась на стуле и закинула ногу на ногу, обдумывая последовательную месть участнику этой антиалкогольной компании.
Тем временем, запор на его лице обретал восхитительные краски радуги. Он беспорядочно моргал, шарил глазами в пространстве, возможно даже соображал, как же теперь от меня избавиться. В комнату заглянул человек в форме, которого я заметила, когда получала билет. Так вот кто услышал первым про пиво! Возможно по его подсчетам (по времени), настал кульминационный момент, когда я должна была платить. Я явно обрадовавшись ткнула в него пальцем и заявила что я видела как он подслушивал когда я брала билет, и что теперь, наконец, вся преступная группировка в сборе.
Я также не забыла сообщить кто мои одесские родственники (ведь этот язык они понимают лучше всего), и заверила потенциальных вымогателей, что на этот раз их точно "не пронесет" и они будут еще долго носить красочную печать запора на лице.
За спиной подельника послышалась суета, в комнату заглянула девушка, и почему то лично у меня спросила лечу я собственно или нет. Я указала пальцем на борца за нравственность и исламскую революцию, сказала, что я задержана по серьезному обвинению и это решить может только данный "главный специалист по промилям и степеням опьянения".
Домогатель явно обрадовался подоспевшей помощи и излишне громко заявил что претензий ко мне у него нет.
А ведь я, под давлением совести, почти призналась что я в стрингах!
В этот день вылет самолета задержали, а меня, как VIP доставили к трапу на маленьком автобусике для важных персон.
Только когда стюардесса подошла ко мне второй раз и спросила не нужно ли мне чего, я поняла что меня сильно трясет, но услышав английскую речь, поняла что унижать меня больше никто не будет. Постаравшись дышать ровнее, я попросила успокоительного.
Стюардесса явно разбиралась в промилях лучше чем мои недавние домогатели и ласково улыбнувшись сказала: "Вы постарайтесь успокоится, а я вам, если желаете, шампанского принесу, хотите?"
Мне ничего не оставалось как расхохотаться и согласиться.
Это был необычный взлет, а распитие бутылки шампанского в самолете моя соседка запечатлела на фото.
Кстати, из-за задержки, я, как возможно и многие другие, пропустила свой самолет в Амстердам и улетела только утром следующего дня. Но улыбаться не перестала!
Как бы там ни было, наступают другие времена, и я, лично, готова всячески этому содействовать! А также не стану прятать глаза, и пытаться быть незаметной, даже под угрозой ареста!
Сюзанна Amsterdammer
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 20
Отправил: Suzanne / 05.06.2013 00:26
-

Молдавская элита покушается на одесские трамваи

5 августа 2012 в 22:30, уезжая с дачи, я вышла на конечную станцию 31-го трамвая в Черноморке. Остановка встретила меня пьяными возгласами на молдавском языке с обильной примесью русских ругательств, и феерическим представлением в исполнении трех нетрезвых лиц (?). Мужчина с голым торсом, по форме напоминающим квадрат, покушался на здоровье своего товарища, а другой мужчина постарше пытался их разнять, из-за чего регулярно получал по лицу. Раззадоренный «квадратный» буквально разрывался между своими двумя оппонентами и гнался то за первым, то за вторым, обильно сыпля красочными эпитетами. Четвертый персонаж пассивно сидел на остановочной скамейке, с трудом сохраняя равновесие, и в шоу не участвовал.
Я съежилась от омерзения.
В это же время эпицентр представления сместился, и второй акт был сокрыт от меня густым ветвистым кустом. По звукам стало понятно, что первый соперник «квадратного» ретировался, а мужчине постарше удалось утихомирить не в меру буйного товарища и усадить его на скамью рядом с четвертым (теперь уже третьим).
Некоторое время они продолжали беседу (если можно так назвать страстную иноязычную речь, сдобренную русской бранью и периодическим рукоприкладством), а затем почувствовали, что пора отправляться по домам. «Возьмем такси!» - решили шикануть господа отдыхающие. Я подумала, что они, быть может, и взяли бы такси, а вот такси их – вряд ли.
Как бы то ни было, самый тихий участник представления упорно не хотел подниматься. Точнее не мог, но этого никак не желали взять в толк остальные двое, осыпая его пощечинами и тягая за уши в надежде, что это поможет. Однако концентрация крови в алкоголе была слишком мала для подобных мер. «Окончен бал, погасли свечи», - пытались втолковать уставшему товарищу более стойкие друзья, используя близкие им речевые обороты и через каждые несколько слов вставляя «Андрюха, х*й тебе в брюхо!».
«Квадратный» зачем-то снял с него тапки и надел на себя, разбросав свои в разные стороны.
Мое омерзение росло.
Однако манипуляция с тапками, как ни странно, сдвинула дело с мертвой точки. Андрюха поднялся, но, когда я взглянула в его сторону в следующий раз, уже лежал под скамейкой в соблазнительной позе.
В это время вдали показались два светящихся круглых глаза трамвая, дождаться которого я уже почти не надеялась. Завидев его, веселые друзья радостно переполошились и решили прибегнуть к контрмерам, попытавшись поднять Андрюху за руки и ноги. Нужно признать, что получалось это из рук вон плохо и чертовски медленно, а трамвай уже впустил остальных пассажиров и готов был тронуться с места.
Бравые товарищи бросили Андрюху и кинулись штурмовать трамвай. Первыми там оказались пакет с черешней (?) и характерная клетчатая сумка, а за ними, принимая странные позы, в трамвай попытался проникнуть главный герой шоу с квадратным торсом.
Кондуктор, увидев, что вновь прибывшие потенциальные пассажиры слишком веселы и ретивы, попросила их остаться снаружи. Андрюха был не против – он очень уютно устроился лицом в дорожной пыли. А вот квадратный альфа-самец такой вариант не рассматривал и отчаянно рвался в бой, точнее в трамвай. Худощавая кондуктор уже не справлялась, сумев отделаться только от пакета с ягодами, и ей на помощь пришла контролер, более соответствовавшая весовой категории атакующего. Совместными усилиями они сумели вытолкать бравого молодца наружу и даже закрыть двери, но клетчатая сумка осталась внутри. Пришлось снова открыть двери, чтобы вручить сумку ее хозяевам, но «квадратный» успел воспользоваться ситуацией и просунуть руку в закрывающиеся двери, пытаясь снова их открыть. Тут уже подключился его старший товарищ, поддерживая друга с тыла, в то время как кондуктор с контролером изо всех сил толкали его наружу. Андрюхе не было дела до происходящего – он отдыхал, крепко прижавшись к матушке-земле.
«Квадратный» усердно атаковал двери, а добрая кондуктор не решалась привести трамвай в движение: атаковавший отделался бы сломанной рукой, если бы у него хватило рассудительности и ловкости не оказаться под колесами.
Контролер, охая и отдуваясь, крикнула: «Пассажиры, помогите!»
К несчастью, пассажиров было всего несколько человек, и в большинстве девушки. Парень-доброволец пришел на помощь и, с трудом отодрав богатырскую лапу от двери, вытолкнул ее в ночь.
Но настойчивый самец очень хотел ехать и, уязвленный таким обращением, разъярился еще сильнее. Легким движением руки он снес боковое зеркало трамвая, разбив его и вывернув под немыслимым углом, а затем принялся атаковать лобовое стекло. Кондуктор ахала и причитала, а веселый вандал уже обстреливал окна камнями и всем, что попадало под руку. Напуганные пассажиры в панике попадали на пол, прикрывая головы руками. Только один мужчина, не считая Андрюхи, бесстрастно наблюдал за происходящим. Я отошла от открытого окна в угол трамвая, и очень удачно: спустя секунду аккурат в то окно влетел булыжник.
Все хором кричали кондуктору: «Езжайте, едьте скорее!»
«Жми!» – наяривала контролер.
Наконец атакуемый трамвай тронулся и убрался с линии огня.
Девушки в ужасе поднялись с пола, и я не могла понять, смеются они или плачут. Трамвай пронесся мимо следующей остановки, как будто едва державшиеся на ногах террористы могли его догнать. Особенно Андрюха.
И в завершение: хотелось бы поскорее перестать корить себя за то, что не засняла шоу «Особенности национальных трамваев» на видео, и пожелать молдавским алконавтам доброго беспохмельного утра, а Андрюхе – сладкого сна у трамвайных путей и никаких х*ев в брюхо.
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 86
Отправил: Olker / 08.08.2012 18:02
-

Зачем сороке кольцо с бриллиантом...(отрывок)

-Санечка, ты покормил наших кормильцев? - кричала его мамаша, пока Шапокляк, дрессировал очередное, талантливое в криминальных делах животное.
-Мамаша, а вы что не имеете возможность дать корма нашим кормильцам, или будете сидеть возле окна, выставив свои шикарные груди, на обозрение всей Одессе!? - спросил он, неподражаемым акцентом.
-Я Шурочка, еще женщина в самом теле! Мне приятно, когда на мой бюст, пялятся не только наши местные, но и заезжие командированные из богатых краев Колымы и Магадана!
-Мамаша, вы явно не в себе! Еще покойный папаня говорил, что вас сгубит страсть, и вы, найдете на свой широкий зад больших приключений! Будет тогда вам и Колыма, и его величество солнечный Магадан!
-Ты Шурочка, на себя взгляни! Не ровен час, тебя как Беню Крика, или папу Зяму наши доблестные работники ГеПеУ повяжут как за здрасте!- сказала мамочка, шелуша семечки.
-Я мамаша, следов не оставляю! Ни в одном деле, мои отпечатки не хвигурируют.
А если и разразятся надо мной хляби небесные, и меня возьмут за попу, то ни один мой подельник, ничего им не скажет! Они у меня безмолвные, словно брусчатка на Дерибасовской.
-Ты бы Шурочка, женился, что ли? Деток наплодил, а я хоть с внуками понянчилась на старости лет,- сказала мамаша, вздыхая и выплевывая шелуху.
-Если вам мамаша, нечем заняться, то покормите лучше наших животных! Я на следующей неделе собираюсь на гастроль... Пора сливки снять с заезжих московских красавиц, да пополнить наш семейный бюджет денежными знаками с изображением вождя мирового пролетариата.
В ту пору настольной книгой Шуры Шапокляка, было поистине великое творение величайших юмористов прошлого, Ильфа и Петрова, которую он знал почти наизусть. Его кумир Остап Бендер, был развешан по всем стенам его комнаты, в образе великих мастеров советского кинематографа. Больше всех, он любил Сергея Юрского с его неподражаемыми манерами турецко- поданного, а сам фильм «Золотой теленок», был настоящим украшением его домашнего кинотеатра.
Где-то по случаю, он приобрел в одном из рыболовецких колхозов черноморского побережья за три сотни настоящий кинопроектор. В часы досуга он заворожено смотрел «Золотого теленка» и с головой погружался в его искрометный юмор. Он как бы перевоплощался, и каждую свою операцию, проводил под впечатлением увиденного, на домашнем экране.
-Мамаша, вы бы на «Привоз» сходили, да купили там каких деликатесов!? Не пристало вам как лицу интеллигентному сидеть в окне, выставив свои роскошные груди на проезжую часть нашей дороги!- говорил Саша, намекая своей мамочки на ее незаурядную внешность.
Та, выплевывая шелуху от семечек орала:
-Шурочка, Шурочка! Ты сыночек, забыл, что это не груди! Это настоящие молочные комбинаты! Именно этими молочными комбинатами я вскормила тебя – засранец! Только вот жаль, что мой молокозавод, уже лет двадцать стоит без дела! Хочешь кушать, дай мне денег, чтобы я по базарам шлялась в поисках продуктов питания? Ты не занимался бы, ерундой, а прошмыгнул бы по «Фонтанчикам». Смотришь, какую копейку своей мамочке и подкинул бы!? - Сказала тетя Соня, вновь выплевывая шелуху от семечек через открытое окно.
-Я мамаша, очень хочу кушать! Вы поглядите на меня, я свечусь на солнце, словно на рентгеновском снимке! Да меня даже заезжие красавицы боятся, словно я Кощей какой бессмертный! Невозможно мне без подкожных жиров, таким делом заниматься!
- Ты сыночек, в батьку своего пошел! Он тоже был худ словно велисапед! Ладно, ты пока по пляжам будешь шоркаться со своим Цезарем в поисках денег, я приготовлю тебе оладышков с натуральной сметанкой !- Сказала тетя Соня, закрывая окно.
-Я люблю вас мама!
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 78
Отправил: Александр / 17.08.2011 06:58
-

Мелодия опавшего листа

Мне всегда нравилась середина осени - последние дни
сентября и октябрь. Солнечные дни с легкими похолодани-
ями с утра, разноцветье листьев на каштанах, акациях,
кленах. Как-то спокойно и уютно бродить по улицам, не
нагретых до вулканической температуры лавы июльским
асфальтом, смотреть на холодно-голубое небо с белыми
облаками, погружаться в ирреальный мир городской осенней неги.
Возле небольшого кафе на Екатерининской три столика из легкого ротанга. На каждом – небольшая вазочка с оранжевыми хризантемами. Заказанный кофе имеет совер-
шенно другой вкус – за столиком на улице под старым ка-
штаном он пахнет ароматом зрелости и покоя.
Падающие с каштана листья наигрывают каждый свою
мелодию, но все об одном и том же :-«Тихо, тихо, не спе-
ши… Почувствуй , что жизнь не только в суете и делах ,–
она вот - перед тобой- прекрасная, преходящая и уходящая так же , как и уходим, опадаем мы.».
И еще один желтый, с загнутыми сухими краями лист,
падал с дерева, раскачиваясь в воздухе из стороны в сторо-
ну, как будто водил невидимым смычком по невидимой
скрипке. И нежно звучала в воздухе возле небольшого кафе
на Екатерининской мелодия опавшего листа.
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 24
Отправил: Дроздовский Владимир / 10.01.2011 09:14
-

Сага о Привозе

"Дамочка - в сторону! Побереги ножки!", раздался у меня за спиной чей-то грубый окрик и... "трехэтажный мат", заставивший съежиться и отскочить в сторону. Мимо "проплыла" тачка, груженная какими-то ящиками, которой мастерски управлял "вежливый гражданин". Увы, нецензурная брань - неотъемлемая часть местного колорита. Как говорят одесситы, матом у нас не ругаются, у нас на нем говорят...
Не успела опомниться, как бабуля в телогрейке "украсила" мою шею гирляндой из грибов. "Купи!", - настойчиво требовала она. С трудом отделавшись от навязчивой грибницы, пошла дальше.
Кругом - будто излился рог изобилия. В глазах рябит от обилия укропа, петрушки и прочей зелени. Помидоры, огурцы, яблоки, морковь, свекла, капуста.., бр-р-р... От картошки до изюма, от говяжьих хвостов до живых кур, кудахчущих в руках бойких продавщиц. В молочном корпусе едва не захлебнулась собственной слюной (пусть простит меня читатель!): прилавки буквально ломятся от брынзы, сыров, творога, сметаны, сливок, молока, различных копченостей - от ребрышек до дорогущих биточных вырезок, и даже... тортов.
Очутившись в мясном корпусе, вообще забыла, как говорится, зачем сюда пришла. Мясники со знанием дела сортируют: голяшки, битки, "яблочки", котлетное, печень, сердце, копыта...
Голова, что называется, идет кругом. Дабы собраться с мыслями и составить четкий план действий - что именно нужно сегодня купить, отхожу в сторону.

...Пожалуй, профессиональным рекламистам мастерству создания имиджа своего продукта впору поучиться у тутошних веселых, остроумных продавцов. Не зря на рынке "Привоз" "делают базар" 80 процентов одесситов и гостей города! И именно здесь в бодрых репликах продающих и покупающих воплощены все правила рекламы.
Давайте медленно пройдемся по "Привозу". Посмотрим... послушаем...

Молодая мать раздумывает у прилавка с яблоками. Рядом прямо на земле кто-то разложил пакеты с импортным соком. Продавщица яблок не выдерживает:
- Я вас умоляю! Вы напоите ребенка вон тем соком, и будете гадать, заболеет он или нет. А мои яблочки!? Вот он попробовал и уже повеселел! И щечки розовые. Это ж килограмм здоровья, и без обмана! Так сколько вам взвесить?

...На "Привозе" больше покупают "свое", испытанное, а не импортное, неизвестного происхождения. У прилавка с колбасой рядом с продавщицей стоит подружка. Обе миролюбиво "моют косточки" общим знакомым. Подошла усталая с виду женщина. Грустно спросила, что это за новый сорт колбасы. "Подружка" сразу же "включилась":
- Ты знаешь, Манечка, мои негодяи вчера весь килограмм, что я утром у тебя брала, съели! Правда, я им тоненько, на листочках салатика (она же острая!)... объедение! И сразу видно, что не бумажная! Я, пожалуй, еще возьму.
Покупательница спрашивает робким голосом:
- А она долго хранится без холодильника? Я повезу родным в Москву.
В разговор вступает продавщица:
- Что же мне вас травить? Я же хочу, чтобы вы еще пришли! - И колбаса покупается...
Иду дальше. Слышу беседу возле овощного лотка.
- Какая-то у вас бледная морковка...
- Мадам! Этот сорт никогда не краснеет! Но вкус говорит сам за себя и за цвет!
- Ну да! Вам же надо продать...
- Вот, попробуйте. Я ее вырастил из семян с Алтая. На "Привозе" такая только у меня!
- А дешевле?
- Дешевле вон та, кривая. От стыда - покраснела аж!
Почти все продавцы на "Привозе" обладают хорошими манерами...
Даже в книгах о старой Одессе все герои, попавшие на рынок, говорят с изысканной любезностью. На сегодняшнем "Привозе", конечно, нет катаевской "мадам Стороженко", но нравы - прежние.
- Милая! Что вы на него (окорок) уставились? Берите и доставьте себе удовольствие!
- Хозяйка! У меня ж творог кувшинный! Вы же никогда не будете жаловаться!
- Мадам! Вот вам еще кусочек "на поход". Приходите завтра! Я здесь всегда стою.
- Деточка, у вас нет мелочи? Так если вы не против, я еще кину пару штук (картофеля).

Здесь все друг друга понимают. С легкостью переходят с русского языка на украинский и наоборот, пересыпают речь болгарскими и польскими словами. Хорошие манеры на "Привозе" - это обращение к интересующему вас человеку на том языке, который ему понятен. Какой стимул для овладения народным языком! И никакого принуждения. Так принято!

Раньше приходилось слышать: "Берите мое маслице. Смотрите, какое желтенькое! Мы ж из него ничего не берем!" Не будем гадать, что можно взять из желтенького маслица, а спросим сегодня:
- Почему это крестьянское дороже того - из Балты?
- Ну, это - без холестерина. А балтское пока еще с холестерином...
Читаю неброские, написанные на кусочках бумаги объявления: "Окорочка куриные. Днепропетровск. Свежие", "Масло крестьянское, свежее", "Масло Белгород-Днестровское, свеженькое", "Масло крестьянское. Балта. Самое свежее на рынке", "Масло крестьянское. Свежее и полезное". Интересно, что цена на масло практически всюду одинакова. Приходится пробовать, но невольно присматриваюсь к "свеженькому" и "полезному". Тем более, на опыте убедилась, что здесь не обманывают...
- Наконец-то нашла гречку! Весь "Привоз" обошла!
Продавщица выдерживает паузу. Понимает, что возьму любую гречку:
- Гречка у нас замечательная!
Это она не нахваливает, а просто подтверждает правильность моих действий.
У соседнего прилавка женщина растерянно:
- Не знаю, эти брать конфеты или вон те...
- Эти не рекомендую, - сообщает продавщица доверительным голосом.
...И покупательница не уходит. Берет "другие" конфеты и благодарит.

Рядом две пышнотелые украинские красавицы торгуют овощами. В голос хвалят свои яблоки. Первая - громко: "Яблочки, вкусные яблочки! Покупаем вкусненькие яблочки!". Вторая некоторое время повторяет слова соседки, а потом заводит: "Яблочки! Молоденькие, с дерева. Покупайте яблочки без нитратов".
На "Привозе" царит благодушие. Все понимают хитрости друг друга и сочувствуют друг другу. И покупают, покупают "вкусненькое", "свеженькое", "домашненькое".
Это - лишь попытка рассказать о короле рынков. А для того, чтобы в полной мере ощутить местный колорит, нужно приехать, потолкаться в торговых рядах, попробовать всевозможную снедь, что-нибудь купить. Вам обязательно понравится: без покупки отсюда не уходит никто! Да, чуть не забыла. Берегите кошельки: сия местность всегда изобиловала карманниками... Вы еще не были на одесском "Привозе"? Тогда вам не о чем будет вспомнить!
P.S. Нынче коммунальное предприятие "Привоз" несколько утратило былой колорит. Оно меньше, чем несколько лет назад. Около трехсот (!) торговых мест "проглотил" подземный переход, соединяющий рынок с прилегающими улицами. Местные жители редко пользуются этим благом цивилизации: спешат за покупками через проезжую часть - по старинке. Поубавилось и легендарных лотков. Их сегодня заменили многочисленные павильоны - маленькие будочки...
Торговые корпуса нуждаются в капитальном ремонте. Особенно - знаменитый "Фруктовый пассаж", который, к слову, является памятником архитектуры.
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 44
Отправил: luckyalex / 09.01.2011 18:22
-

Ода...О,Да! Одесса!!!

Ода...О,Да! Одесса!!!
"Песнь об Одессе прекрасной жемчужине у моря, которая была похищена и триста раз перепродана местными воротилами ювелирного бизнеса, которые в свою очередь были ЛИКВИДИРОВАНЫ в конце 40-х славным маршалом Жуковым, имя которого теперь украшает славную улицу в одном из спальных районов, которые теперь застроены элитными многоэтажками, в которых стоимость жизни многократно превосходит все мыслимые пределы, особенно в домах, которых построил заграничный предприниматель по имени Джек."
( счас спою...) ( голосом волка из мультфильма - прим автора)

Глава первая. ( увертюра)
Не ходите девки замуж заграницу. Тащите мужиков к себе на родину. Пусть кричат что она уродина...но она им потом понравится, хоть и не красавица. Стерпится им да слюбится. Поживут, поживут да и укоренятся. Не придется тогда вам пополнять численность населения не очень дружественно настроенных вашей родине государств.

( ария тети Розы из оперы Одесский цирюльник)

Одесса - есть некое подобие рая, для человека, приехавшего из любого холодного промышленного города далекой Сибири и тем паче ДВ как я когда-то лет 10 назад.

Первое куда попадает неискушенный путешественник сразу от жд вокзала - это рынок. Привоз это Мекка всех голодных и обездоленных. Кушать можно все и все время,делая вид, что пробуете и прицениваетесь. Дамы с табличками "Сдаю комнату в историческом центре",тут же, дадут приют одинокому страннику. Особенно хороши новые корпуса рынка со стеклянными куполами и почти стерильными (тут я без иронии) столами, на которых продается мясо. МЯСО - это национальное достояние Украины. Это факт, причем, жареный он вкуснее. Имея некоторую наличность вы тут же с ней распрощаетесь и скупите все виды копченостей и почеревков, брынзы и домашнего творога. Это бывает ТАК вкусно, что многие забыв о приличиях кусают колбасу, прямо идя по улице...
Выйдя из мясного корпуса вы попадете на фруктовые развалы...там местные кухарки важно как беременные курицы ходят и выбирают для господских столов разную снедь...дабы усладить их взор и вкус. В плетеных корзинках покоятся свежие яйца, прикрытые белым платочком, полуживые карпы, разевающие рты словно умоляющие добрую женщину отпустить их домой в лиман, где у них семья и дети. ....
Но кухарки не внемлют их мольбам и наваливают поверх карпов и бычков, каких нибудь сухофруктов в пакетах да орехов.
С Привоза выйти невозможно самостоятельно...надо иметь крепкое дружеское плечо, опершись на которое, можно позволить вынести себя с этой ярмарки социальной несправедливости и обжорства. Нищие будут разыгрывать перед вами панихиды по безвременно покинувшим их родственникам. Щипачи оценивать насколько вы похожи на лоха. А местные студентки будут хихикать и по мобильным телефонам и стрелять глазками в поисках признаков фирмености ваших ботинок, часов и пиджаков. Если фирменость искусно подделана и с расстояния двух метров можно принять ваши китайские штиблеты за сандалии самого GFF, то шанс завязать знакомство вам обеспечен. А девушки здесь реально хороши...они так старательно ухаживают за собой, загорая летом на пляжах, зимой в соляриях, а весной с помощью автозагара. Они так изысканно одеты с базара, что магазины фирменной одежды стонут от отчаяния. А эти автомобили!!! Кабриолеты, порше, лимузины Хаммеры - глазки тормозятся даже у убежденных экологистов-велосипедистов. Фасады 200-летних зданий блещут новым убранством красками доселе невиданными и логотипами неслыханными. Многие дома получили новые "наряды" в честь великого переселения жильцов коммуналок (не сильно их об этом спрашивая) в отдаленные спальные районы. Теперь они сверкают пластиковыми окнами и дорогими кондиционерами прямо над скульптурами ангелов. Жить туда переедут родственники владельцев контейнеров с 7-го километра Овидиопольского шоссе. Там днем и ночью работает другой монстр торговли...гипер-опто-мега-рынок " Седьмой километр". Да да господа именно там в 80-е морячки торговали презервативами и жвачкой привезенными из рейсов...и это называлось волшебным словом ШКОЛА.
Морячки со временем стали ген директорами и продают теперь все начиная с носков и заканчивая коврами.
"Вы не подскажете где находится Дерибасовская?" - Самый частый вопрос в центральной части города. Что всех туда так тянет? Дерибасовская - это флер. Это место выгула подрастающего поколения. Бабушки с загадочными именами вроде Фаина приводят сюда к фонтану маленьких хозяев жизни, чтобы они гуляли среди картин местных художников и впитывали понятия о цвете и композиции с пеленок. Здесь даже играет временами городской духовой оркестр, ряженый в костюмы разных эпох. В эти же костюмы предлагают облачиться и вам предприимчивые фотографы. Размер талии не важен - костюмчики хитромудро сделаны унисайз с длиннющими шнуровками сзади...поэтому в корсет удается затянуть даже необъятную жительницу Житомира и теперь она будет на фото сама Ее Величество королева на прогулке в Горсаду. Проходим от недавно отреставрированного Горсада дальше и попадаем в мир бутиков и уличных ресторанов. Здесь каждое кафе изо всех сил старается найти свой собственный стиль и этим стилем как на крючок ловить неискушенного горожанина. Вот вам примеры. Стейкхаус - респектабельное место, где ланчуют серьезные клерки из местных банков. Стиль этого кафе звучит так - ВИНО И МЯСО. Там делают все виды бифштексов от сырого мяса до обугленного. Сразу нельзя угадать какой именно стейк вам подходит - это наука. Придется приходить туда раз десять, попробовав все вы поймете что хороши те или иные. С вином еще сложнее. Чем больше пробуешь вина (количеством), тем ровнее смотришь на качество. И тогда вам обязательно понадобится сомелье, который сразу принесет нужное Мерло или Каберне местного разлива. Импортные тут не в почете ибо это правда жизни - местные вина божественно хороши.
• «Шатобриан» (толстый край центральной части говяжьей вырезки, может жариться как целиком, так и порционно)
• «Филе-миньон» (самый тонкий край говяжьей вырезки, никогда не бывает с кровью)
• «Торнедос» (маленькие кусочки из тонкого края центральной части, используется для приготовления медальонов),
• «Стейк-филе» (или бифштекс, вырезается из головной части говяжьей вырезки
Какие названия - у вас уже начал вырабатываться аппетит?
Следующее место - это ностальгия по советской кухне - ресторан Компот. Там вам подадут компот закатанный в банку с железной крышкой и все виды котлет с картофельным пюре. Иностранцы балдеют от компота и увозят его ящиками. Но мы то знаем что такой компот варится за пару часов из " любой сезонной фрукты". Фрукта имеет здесь женский род. Купите свежую фрукту! Прикольно.
После Компота - проходим мимо сувенирных магазинов и натыкаемся на Макдональдс. Там вечно пасутся подростки. Они уже не могут переваривать другую пищу. Подсаженные на гамбургеры барышни и на мороженое малыши щебечут на открытом воздухе. Кассиры выкрикивающие " Вильна каса!" Низшая каста империи Макдональдс моют палубу внутри кафе и оставляют за собой таблички " Обережно, волога пидлога". И только одетые под униформу украинские вышитые рубашки радуют глаз и аппетитно подчеркивают грудь девушек- менеджеров, которые суетятся, дабы отулыбить всех малолетних посетителей и осчастливить их воздушным шариком на палочке. Вот оно самое яркое воспоминание детства...мама, папа с бигмаком в зубах и дите с шариком.

Ну вот долгожданный поворот...и на вас смотрит ОН - Оперный театр Десять лет шла реставрация. Я уже отчаялась что увижу его внутри. Но в прошлом году его торжественно открыли и он действительно хорош. Не могу найти слов чтобы расписывать его - просто нужно приехать и пойти на спектакль... А еще говорят...там в холле можно заказать корпоративную вечеринку или даже свадьбу. Это считается круто. Центральный загс прямо у парадного входа в театр...расписались и за стол.
Свадьбы...это еще одна специализация Одессы. Сюда едут со всей украины играть свадьбы. Агенства по продаже платьев, организаторы торжеств, фотографы все на высшем уровне. А Брачную ночь можно провести в президентском номере отеля одесса что на морвокзале. И из каждого окна будет гавань вам видна...а из моего окошка....только пляжика немножко. Про организацию фотосессий напишу отдельно - здесь из любой свадьбы делается Шедевр кинематографии под названием " История любви". За несколько недель до свадьбы фотограф едет с молодыми по романтическим местам и снимает их типа в непринужденной форме...как они встречались гуляли под луной, сидели в кафешках. Все это со сменой нарядов, постановочными кадрами. Потом в день свадьбы снимают невесту как она душенька проснулась...в отфотошопленной кровати...выглянула в окошечко...( за окном понятное дело уже сделали дальний план в виде парка или моря) Как ее одевали...подвязку на ножку ...фату на голову... вот она плачет по своей молодости...грустные кадры добавляют драматизма...в свадебном альбоме. Хороший коммерческий подход. Все бывают счастливы. Фотограф, что имеет каждую субботу глазеть на хорошеньких невест. Молодые, потому что им смонтажировали на фото даже то, чего у них в жизни не хватало - много много романтики. Очень я люблю рассматривать свадебные альбомы сделанные в Одессе

( Хор мальчиков-зайчиков из оперы А.А Голодного " Дайте пожрать")
" Жить в Одессе и не учить ребенка музыке - это преступление. Это в других городах живут дети непуганные роялем.Здесь в возрасте 3 лет вы уже можете привести его на прослушивание в знаменитую школу-интернат им проф. Столярского. Там к вашему чаду выведут преподавателя и под его аккомпанимент попросят спеть песенку " В лесу родилась елочка". Если чаду удалось попасть хотя бы в половину нот из песни, то уже можно говорить о зачислении на подготовительный факультет. Да да...чтобы поступить в перший класс этой музыкальной школы ( в 6 лет) надо отмахать 3 года на подготовительном отделении ( с 3 лет). Поскольку я сама очень неровно дышу на классическую музыку, я тоже купилась на эти уговоры - начать чем раньше тем лучше. Моей доце выдали скрипку 16калибра ( меньше только у кузнечиков) и стали делать из нее маленького Моцарта. Через полгода мы уже даже научились ее правильно держать поднимать по команде - На Плеееее-чо! - и опускать по команде - Воооль-но!)) Еще через полгода мы научились держать смычок и выучили номера пальцев. Потому что на скрипках первым называется вовсе не первый а второй и в три года осознать это почти невыносимо сложно. На втором году посещения мы уже пиликали " Белка пела и плясала..." Обычно в такие школы детишек водят гувернантки или бабулечки. Просидев с ними за компанию эти два года я обзавелась личным дантистом, репетитором по английскому и психологом. Вот так дети вливаются в поток культурной интеллигенции. Сначала в одном классе школы Столярского, потом в одном университете, потом женятся , потом дружат домами. Здесь музыкальное образование рассматривается не как подготовка к карьере музыканта, а как инкубатор правильных девочек и мальчиков из приличных семей.
Своего сына для очистки совести я отдала в хор. И никогда об этом не жалела.Там он тоже оброс связями и друзьями, но по-проще. Оказывается в хоры водят детей те семьи, которые мечтают о музыкальной школе, но не могут себе позволить купить инструмент. Пропел все свое босоногое детство начиная с возраста второго сопрано и заканчивая басом в 14 лет. Теперь я за них спокойна - им есть что ответить на вопрос " А в какую музыкалку ты ходил?" Потому что это есть некий секретный жидо-массонский код - пропуск в высшее общество.

Жить в Одессе и не восхищаться ею громко и прилюдно - считается умственной отсталостью. Гордость одесситов своим городом не знает границ. Любой гражданин в трамвае будет самозабвенно рассказывать как добраться до 13 станции большого фонтана и почему это место так называется, хотя там в помине нет никаких фонтанов.
Вообще учитывая нехватку питьевой воды еще с момента основания города, у людей видимо возникали миражи в виде фонтанов как некоего символа избавления от жажды. Иначе как можно объяснить столь популярные в Одессе названия - село Фонтанка, Фонтанская дорога, Большой фонтан и аж 16 станций большого фонтана подряд. Еще интересное наблюдение...все места в названии которых есть слово " фонтан" считаются в Одессе элитными и застроены дорогими виллами.Значит по закону Фен-шуй вода таки намывает людям деньги.
Спальные районы это норки для обычных серых кроликов. Ранним утром кролики выползают из норок и устремляются к автобусным остановкам. Там они звереют, берут штурмом автобусы и едут полтора часа в пробке на работу или учебу. После работы полудохлые от жары летом и ветра зимой они снова трясутся в маршрутках, спят прислонившись к стеклу и видят сны о тихой и сытой жизни на альпийских лугах. Дома кролики быстро готовят себе незамысловатый ужин и тихо спариваются по ночам. Район то ведь спальный... чем еще заняться...
Жаль, что первостроителям этого района не снились по ночам фонтаны...тогда бы они назвали его Золотым фонтаном и возможно все сложилось бы иначе.

Ак а пелла - или Як я пела
Первое апреля - никому не верю...ля..ля..ля Со школы зомбированы мы. В этот день в Одессе происходит редкое психоделическое шоу...массовый психоз. В школах отменяют учебу. В центральной части города закрываются серьезные учреждения...все равно толку мало. С утра народ начинает краситься во все цвета радуги специальными спреями....надевает на головы поролоновые свинячьи и заячьи уши, или на худой конец....нет нет...туда ничего не одевают...рожки как у инопланетян. Молодежь выезжает в центр организованными группировками...видимо по кланово. Вот поехали панки...а вот клоуны...а вот фиг пойми кто. Парики из мишуры, фиолетовые веснушки...зеленые брови. Ровно в 12 начинается парад по Дерибасовской. В принципе каждый год одни и те же костюмы и машины украшенные красивыми девушками, но ведь главное повод. В переулке возле " красного квартала" ( как в Амстердаме) проходит конкурс бодиарта. На стадионе Черноморец шоу кукол-гигантов. На каждой площадке выступают юмористы из москвы. Скупается немыслимое количество и шариков...вот шаровой бизнес в прямом смысле слова. Редко когда можно увидеть такое скопление народа...на юморину приезжает вся украина отрываться. Если ты входишь в толпу то ты должен быть частью ее...и не возникать если тебя ударят по голове надувной кувалдой ( шарик такой) или ткнут в тебя надувным фаллосом метрового размера...или протрубят на ухо в дудку ( знаете у болельшиков есть такие) до разрыва перепонок. Могут прыснуть и краской...- все это и есть ОТРЫВ по полной. Реагировать на это надо примерно такими же ответными действиями. Народ пьет из под полы пивко...и водочку. Менты делают вид что не видят. К вечеру массы начинают делиться на своих и чужих...случаются драчки...опять же всем весело.Все кафешки завалены остатками, объедками и одноразовой посудой. На ночь толпа присаживается на ступеньки потемкинской лестницы а их там немало и смотрят ночное шоу звезд эстрады...в этом году конфуз случился...шоу вести пригласили Лолиту милявскую...она явилась мягко выражаясь под шафе....ее видимо сильно укачало в полете. Там молодежь и засыпает....к утру ступени покрыты вялыми телами тех, кто не смог найти в себе силы встать и дойти до дома. На душе тоска. Праздник закончился. Надо смывать грим...если получится....и готовиться к следующему году. Приезжайте юморнемся.
Но вернемся к нашим баранам или баранине...просили спеть про Привоз...представьте себе что вы живете в таком славном месте на земле, где мясо никогда не разделывают на запчасти и оно всегда бывает только двух видов..." мякоть" и " на кости". Где брынза это сыр адыгейский...а творог никогда не дают пробовать, потому что творог он и в африке творог...что его пробовать. Где грецкий орех стоит 15 долларов за кг, а виноград привозят из Новой Зеландии.
Коренному одесситу такое и в страшном сне не приснится. Но для жителей оччень дальнего востока это норма жизни.
Вот такой вот закомплексованной покупательницей я когда-то впервые попала на Привоз. Я стеснялась пробовать, потому что логика подсказывала мне...если все будут пробовать то что же останется на продажу этой милой женщине которая почему-то настоятельно просит меня попробовать и рассказать всему павильону насколько ее сметана вкусна. (То что это скрытые ПиАр технологии и агрессивный маркетинг мне тогда не приходило в голову)
Я не могла отличить вишню от черешни и персики от нектаринов и иногда даже абрикосов. Этой моей безграмотностью пользовались все продавцы фрукты какие только мне попадались.
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 31
Отправил: La-Russa / 09.01.2011 18:11
-

МАНЬКА

- Итить твою, окаянный!
Толстая краснолицая тётя Зина, в стираном переднике, стоя за ящиком, заменявшем ей прилавок, сердито потрясала желтым полотенцем вслед убегающему со всей прыти босоногому мальчишке.

-Манька, ты что же это рот роззявила, а? Ты что, не видишь, что делают, а? Яблоко-то у тебя, яблоко, гляди, прям из-под носа утащили! Шпана окаянная!
Манька вздрогнула и посмотрела туда, куда указывало полотенце. Вздохнула печально:
-Ох, тёть Зин, тут разве углядишь? Они ж всё сами по себе, видно, ни отца, ни матери, а то с чего бы ему? Жалко все же, прости Господи.
-Да будет тебе жалеть! Так с твоей жалостью и сама голодать будешь.
И тётя Зина, круто повернувшись, уже сладко улыбалась покупательнице:
-Милая моя, да посмотри ж на эти яблочки! Это ж мёд чистый, крупненькие, нигде ни червячка, ни мятости. Уступлю хорошо, сколько тебе?..

Привоз начинал жить своей жизнью просто с рассветом.
С утра съезжались молдаване, на старых телегах, груженных огромными плетеными корзинами с дарами земли: картошкой, яблоками, вишней, зеленью. Лошадей выпрягали, и становились торговать. Сгружали мешки, корзины, большие бочки с наливками, кричали, ругались, занимали места, суетились. Ряды фруктов и овощей тянулись с Преображенской до проспекта, раскладывались как придется- на самоделанных деревянных прилавках, на мешках, телегах, перевернутых корзинах, просто на земле, и начинался новый день.

Еще не были залечены рваные раны войны, и страна только готовилась праздновать второй год Великой Победы. Привоз тогда кормил многих, да что там многих, пол-Одессы. Здесь торговали всем, чем только можно и нельзя, скупалось-продавалось краденое, собирались днем домохозяйки, патлатые старухи, мужики, мастеровые, биндюжники и воры. Послевоенный голод и разруха ощущались тут, в этих ярких рядах, не так остро, а потому именно Привоз стал приютом для многих нищих и убогих, инвалидов- безруких, безногих, на каталках-дощечках, искалеченных войной, спивающихся и ненужных никому, которым некуда было больше идти- героев своей великой страны.
И для цыган и беспризорников, голодных, грязных, несчастливых отчаянно.
Они рыскали, просили, подбирали, брали без спросу, и тем жили.

Манька жалела их, этих ненужных детей. Ей-то Бог своих не дал, и мужа забрал.
Работы в городе, встававшем из руин, для нее не было решительно никакой, но ведь надо было как-то выживать, и как-то потихоньку, от очаянья, приладилась она торговать, хоть и стеснялась страшно, и совсем не умела.
Еще не старая, лет сорока, худая, бледная, встречалась она поутру с тётей Зиной с соседнего двора, у которой трое ртов и ослепший от осколка муж, и шли они засветло на Привоз, торговались отчаянно (всё больше Зина, за двоих), чуть дешевле у молдаван, тех, что не могли стоять с товаром, и торопились назад, брали яблоки, картошку, буряк, сливы, и становились в своём месте. Брали немного, чтоб распродать к вечеру, и не нести назад, на завтра. Но тёть Зина была бойкая, за словом не лезла, и уже к трём шла пустая домой, хоть и брала много больше, а Манька стояла, было, еще долго, и стеснялась хвалить, и деньги брать тоже стеснялась. Да куда деваться.
Торговля шла потихоньку, народ был беден, но как-то все же можно было жить. И так шли унылые месяцы.

Через два дня после того происшествия поутру они раскладывали ящики, и тётя Зина толкнула Маньку локтем:
-Глянь-ка, глянь, тот же, а я запомнила его, запомнила! Смотри, Мань, стащит чего.
Манька и так смотрела. Невдалеке стоял мальчишка, лет девяти, очень худенький, с выцветшими светлыми волосами. Босые ноги его были грязны, ветхие штанишки уже не прикрывали щиколотки. Остренькие ключицы выпирали из-под рваной рубашонки, на худеньком личике горели голодом глаза.
Он пробирался среди лотков, воровато глядя по сторонам.
- Эй ты!- закричала Зина- а ну иди отсюда, иди!- и замахнулась полотенцем.- Ишь, шпана!

-Подожди, тёть Зин, он, наверное, есть хочет- вступилась Маня.
-Мальчик, мальчик, подойди не бойся- и протянула ему яблоко.
Мальчишка сверкнул глазами, недоверяя, но голод взял верх, и он осторожно подошел, взял яблоко, кивнул, но ничего не сказал. И Манька спохватилась:
- Ты ж голоден, да? Подожди-ка, подожди- быстро говорила она, разворачивая полотенце, и доставая из него вареное яйцо, кусочек черного хлеба и мятый помидор- на-ка, возьми!
Он схватил жадно, и смотрел на нее во все глаза, а потом развернулся и быстро ушел.
-Ох, не знаешь ты беды, Манька, наивная, даром что возраст- недовольно сказала тогда тётя Зина.

Маня стала высматривать его среди других каждый день, и когда он появлялся, и крутился там, звала, и делилась с ним своими нехитрыми обедами- яйцами, вареной картошкой, огурцами. Он брал пугливо, кивал и молча уходил, а Манька смотрела вслед жалостливо. И тётя Зина неодобрительно качала головой, что вот, мол, «обормотов приваживаешь, а они ж потом воруют...».

Как-то незаметно мальчишка этот попривык к ней и разговорился. И тогда Манька узнала, что зовут его Семёном- Сенькой, значит; что папка его пропал на фронте, а мать не успела выбежать из дома, который бомбили, да так и осталась там, в завалах.
Еще была бабушка, на Молдаванке, у которой он был потом. Бабушка учила его читать, и писать научила немножко, да умерла совсем недавно, с год назад, и соседи хотели сдать его в детдом, да только он испугался, в детдом не захотел, и сбежал.
К зиме Сенька прибился к другим таким же, беспризорным, к тем, что стайкой-шайкой, а главным у них Васька по кличке Воробей- от фамилии; и зиму провел с ними, как придется. А зима была долгая, снежная и страшная, и почти никто не подавал, и в ту зиму трое у них умерли: Санька, да второй Санька, и Шпыня, цыганенок (имени его никто не знал); и все они умерли по очереди, оттого, наверное, что зима и еды очень мало. Так просто засыпали- а утром- все, нет.
Только вот потом Сенька не поладил с Васькой (тот ботинки его забрал, только зачем- они и Сеньке жали, а Васька ж старше), и Воробей избил его сильно, и пришлось уйти. А к другой шайке так и не прибился, и не хочет, а ест, что где дадут, или возьмет- он смущался, и не говорил «украсть».
И его ловили иногда за шкирку, но давали тумаков и отпускали, а Маня (она сама просила себя так называть, мол, «какая же я тётя») ему нравится, потому что добрая и руки у нее теплые.

Месяца через два Манька позвала Сеньку к себе в гости, в коммуналку, да только он засмущался тогда, и почему-то не пошел, а после не показывался с неделю.
А через неделю появился в торговых рядах, был бледен и кашлял сильно, и еле держался на ногах, и был очень, безумно голоден.
Ел жадно, шмыгал носом, и говорил, что простудился, когда ночевал на море, под пирсом, а ночью стало очень холодно, даром что лето.
И кашлял надрывно, надсадно, страшно.

Тут Манька решила: хватит. Слабого, увела Сеньку к себе, в коммуналку, ложила в постель, укутывала, и поила чаем, горячим-горячим.
А ему было так плохо, в горячечном бреду маму звал, и бабушку, и Манька плакала рядом, и держала его за горячую ручку. И сосед, старичок-доктор, сказал, что совсем беда.

Да только Манька выходила его. И Сенька остался с ней насовсем.
Она днем ходила на Привоз, торговала, а он дома был, или с ней ходил, или на море, бычков ловил, крупных. Их расплодилось за войну- никто ж не ловил. И соседи совсем привыкли к нему. Маньку он звал просто по имени, и очень любил, когда она снимала вечером свои латаные, штопаные платьечка, одевала старенькую ночнушку, и ложилась спать рядом, обнимая его худой рукой.

Так они прожили до октября. Манька однажды принесла раздобытую где-то старую книжку, и читала ему на ночь такие же старые сказки, и говорила, что мама его, с небес- а она там, у Боженьки- все видит, и улыбается.
Да только Маня сама часто все ходила грустная, и будто тоньше становилась с каждым днем, и целовала Сеню в выцветшую, соломенного цвета макушку, и гладила по голове, и печально почему-то смотрела.

В середине октября к Маньке приехали гости.
Высокая, красивая, очень полная и очень смешливая троюродная сестра, с невероятным именем- Аделаида, но все называли её просто- Деля, а с ней муж, тоже высокий, но худой, Аркадий, вернувшийся с войны полуседым и без пальцев на левой руке. Деля была шумная, и от всей ее фигуры веяло уверенностью и жизнью.
Она шумно расцеловала Маньку, и Сеньку, стоявшего рядом, тоже расцеловала, хоть он и всяко уворачивался.
Аркадий же совсем по-взрослому пожал ему руку, и внимательно смотрел на него теплыми своими глазами.
-Вот, Деля- тихо сказала Манька- это Сенечка, про которого я тебе писала.
-Какой хороший мальчик- искренне улыбнулась Деля, и спохватившись, взмахнула руками:
-Ах, ну что же мы стоим, давай, Маша, разбирай сумку, там гостинцы тебе, и Сёмочке. Давай-давай, накрывай на стол, чем Бог послал, обедать!
И сама тут же, не дожидаясь, разбирала-разворачивала свертки, громко рассказывала про Москву, шумно смеялась, и гладила Сеньку по голове.

Неделю спустя, в ночь перед отъездом Дели с мужем назад, в большой общей кухне, они сидели за столом, когда вся квартира спала- он и Манька.
Её худенькие руки с прожилками вен бессмысленно теребили платок, и, опустив глаза, она говорила ему:
-Миленький, Сенечка, тебе надо с ними ехать. Я потому и писала им, чтоб приехали. У них деточек своих, как и мне, Бог не дал, они за тобой и приехали. Они уже полюбили тебя, Сенечка. Деля с Аркадием хорошие люди, он фронтовик, профессор, преподает, очень уважаемый человек. А что ты со мной, здесь? Ты пойми, нельзя нам жить вместе. Никак нельзя. Я бы очень хотела, Сенечка, но я не вытяну тебя одна, не успею. А тебе в школу надо, человеком становиться. Что ты со мной?
А у них там, в Москве, квартира большая, отдельная, а не как здесь, у меня. Живут хорошо, тебя усыновить хотят, игрушки у тебя будут, и книжки. Ну же, миленький, поезжай с ними.
Сенька смотрел в пол, насупившись, и только повторял:
-Я не хочу в Москву, не хочу игрушек, Маня. Я хочу остаться с тобой. Я же тебе помогать буду. Зачем мне с ними ехать?
И как-то совсем не по-детски серьезно добавил:
-Ты же без меня пропадешь.

-Сенечка, да пойми ты!- она запнулась, подбирая слова, но решила не говорить ему всего, что давно уже знала и чувствовала сама, и отчего было ей еще горше- тебе там будет лучше, там столица, друзья будут, и брюки тебе новые надо- ты вон, поди, из этих вырос. Пожалуйста, Сенечка... Обещай мне, что поедешь, очень тебя прошу. Поверь мне, миленький, не могу я. Мы письма будем писать друг другу. Пожалуйста, миленький.
И он долго хмуро смотрел на нее, а потом коротко сказал:
-Хорошо, Маня, я поеду, обещаю.
И, чтобы не плакать, и не показывать ей своего лица, рванул дверь, и выбежал во двор, в ночь.

Только отшумел осенний дождь, и в рваные старые ботинки набралась вода сразу, а он шел со двора, не зная куда, бродил по улицам, и был совершенно одинок. Потом вернулся, но домой не хотелось совсем, и Сенька забился под старую деревянную лестницу, ведущую к ним, на второй этаж, и долго-долго плакал там, один, вместе с дождем, а потом, к утру ближе, от переполнившего чувства, с которым надо было что-то сделать, царапал отчаянно старым гвоздем по крашеной мокрой древесине...

* * *
Поезд, мерно отстукивая ритм, медленно въезжал на одесский вокзал.
Семён Аркадьевич, полный, пожилой, не совсем уже здоровый мужчина, вышел на перрон, остановился. Пятьдесят пять лет, как вчера было, что стоял он здесь с Аделаидой, Аркадием, закутанный тепло, и Манька целовала его, плакала, и долго потом шла за вагоном. Все плакали. И он сам, и Аделаида, и Аркадий сморкался странно.

Маню часто вспоминал сначала. Лежа ночью под одеялом, в большой квартире, в своей комнате, мечтал, как вырастет, поедет в Одессу, и привезет ей много-много отрезов всяких, на платья. И бусы ей привезет, из янтаря. Деля, мама, носит такие- красивые, крупные желтые камешки. Маня будет очень рада бусам, и ему, Сеньке.

Поначалу Манька писала ему письма. Спрашивала, как он, просила, чтоб учился хорошо, был послушным, писала, что любит его очень-очень, и никогда вообще не забудет.
Сенька отвечал ей, что учится он хорошо, и почти уж всех одноклассников догнал, книжки читает, скучает сильно, и обязательно они приедут летом в Одессу, и тогда уж он покажет Маньке, какие у него красивые солдатики, и синяя рубашка, и рисунки ей свои привезет.

А к середине весны письма перестали приходить совсем. А потом Сенька шел в кухню и услышал разговор: Деля говорила мужу, что соседи написали- Маня умерла в начале апреля, от совсем странной болезни- от рака. И кто такой рак- Сенька знал, потому что тогда еще, в Одессе, видел их на Привозе, но почему от этого можно умереть- не знал. И не понимал- как же так это- его Манька, худенькая, совсем еще молодая Манька в латаном платьечке - и чтобы умерла вдруг, и что нет больше Мани, и писем ему никто больше не напишет, и не попросит учиться и быть послушным мальчиком, и...
Он зашел на кухню, и хотел спросить, а взрослые сразу замолчали. И он не стал ничего спрашивать, а просто повернулся и пошел в свою комнату, и лежал лицом к стене, на ставшей вдруг совершенно мокрой подушке, вспоминая ее руки, ее короткие стриженые волосы, и латаные ее платьечки.

А потом, конечно, все начало забываться. Детская память неглубока, недолга, и страдать страстно не может, и каждый новый день, и школа, и друзья, и игрушки все дальше уводили его в новую жизнь, совсем прощаясь со старой. Манька осталась где-то глубоко, в закоулках детской памяти, и стала такой прозрачно-призрачной, что как будто и не было ее совсем.
И страна оживала после войны.
В Одессу они больше не поехали никогда.

Сенька вырос, институт закончил, женился, детьми обзавелся двумя, стал ходить в костюме, стал большим начальником, ездил на Волге с шофером. Аркадий, папа, умер, когда ему, Семену, было двадцать семь- и это стало страшным ударом.
Деля, мама, ушла позже, и он тоже страдал.
А потом и это забылось, и вспоминалось без страданий и слез, как должно.
И вот уже пенсия, и уважаемая всеми старость уважаемого и нужного человека. Дети выросли, дочка старшая вышла замуж в Германию, и родила ему, там, внука, а младший сын в престижном институте учится.

А потом вот как-то странно ему стало- потянуло почему-то невыносимо в Одессу, посмотреть, вспомнить, где родился. И тогда уж билет на поезд (самолетами всё боялся, не доверял), граница, разделившая теперь на куски-обломки когда-то великую страну, и вот уже одесский вокзал.
И людей так много, точно как тогда.
Центр, горластые таксисты, вещи в гостиницу- и потом туда, скорее туда, где осталась часть детства, просто чтобы знать- как там сейчас?

А Привоз стоял все так же, будто навсегда, большой, сердцем города. Семен Аркадьевич пошел туда, и ведь знал же, что поменялось все, но ходил, и дивился всему. Лавок больше нет, а есть каменные широкие прилавки, и два корпуса- видимо, построенных много после войны- добротные, с высокими потолками. А торговки вот не меняются (он улыбнулся). Те же бабы, в фартуках, с полотенцами, горластые и невозможно краснощекие. И рыба, и куры битые, желтые, толстые, и брынза, и сметана, и масло- и много всего, благополучного.

Шел дальше, искал глазами кусочки детства, только ничего уже не осталось от той жизни. Совсем ничего.
Он дошел рядами до Преображенской, почти до самых ворот. И услужливая память подсказала ему вдруг, что находится он на том самом месте, где полвека назад она, Манька, позвала его тогда, где кормила его вареными яйцами, помидорами и хлебом, и внимательно и серьезно смотрела, как он ест.
И как-то сразу понял он, куда ему надо дальше, и зачем он приехал в этот город.
Он вышел за ворота, перешел рельсы и быстро, как только можно было, пошел туда, в ту квартиру, куда Манька привела его летом сорок седьмого, голодного, грязного и больного, и где поила чаем, горячим-горячим.

На Пантелеймоновской еще стояли двухэтажные дома, облупившиеся, треснувшие по фасадам, древние, ненужные, готовые к расселению, и там еще- в некоторых окнах было видно- жили такие же никому не нужные, брошенные всеми люди. Сенька без труда нашел свой двор, зашел в арку, и увидел то, к чему совсем был не готов, хоть и понимал умом, что будет именно так.

Их старый двухэтажный флигель был давно разрушен, и от него осталась только лишь часть передней стены, бог весть почему не упавшей, с пустыми бойницами окон, в которых зияло небо. Тут больше никто не жил, никто не радовался, никто не страдал, никто не рождался, не женился и не умирал. И еще один обломок прошлого- старая, полусгнившая лестница все так же была на своем месте, держалась из последних сил за стену, готовая уже рухнуть и рассыпаться в прах.

Виноград вился по ней, и Сенька понимал, что теперь уж не осталось совсем ничего. И на что ты надеялся, старый дурак?
И пошел со двора. Да только в самой арке остановился, как будто не сам, а что-то далекое, смутное совсем, остановило его, и побрел назад.
И еще не успел понять, что делает, и зачем, как стал под этой лестницей, раздвинул ветки винограда, и долго всматривался в трухлявые бруски.
Он наклонился еще ближе, и почувствовал, как глаза будто сами по себе, без его воли, становятся мокрыми, так что ни смотреть, ни сморгнуть, потому что польется по щекам, и тогда уж не остановить. И пригляделся снова, и трогал пальцами, потому что так быть не могло совсем.

На желтой древесине, в укромном месте, в самом углу, детской рукой, гнутым гвоздём, все норовившем тогда выскользнуть из рук, корявыми неумелыми буквами... осталось то самое, что он нацарапал тогда, в последнюю ночь, уезжая на пятьдесят пять лет, чтобы потом все забыть; та самая отчаянная, самая большая и важная детская клятва:
«Я вирнусь к тибе Манька».

Он стоял перед ней, и все трогал, не веря, эту лестницу, этот виноград, эту старую стену, а потом развернулся и пошел со двора.

И в бессмысленном людском потоке, все куда-то спешащем, суетливом, плакал не стесняясь седой, в дорогом костюме, полный пожилой Сенька, и повторял не замечая, шепотом, теперь уж только самому себе: «Я вернулся, Маня, я вернулся...».
И равнодушная толпа сторонилась, как сумашедшего, и обтекала его со всех сторон. __________________
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 50
Отправил: Dashiki / 09.01.2011 18:06
-

- Ой,! Здрасте

- Ой,! Здрасте, вы таки приехали, надо-же мы уже и ждать перестали, а вы таки приперлись, как здрасте вам среди ночи...
- И что прикажете теперь с вами делать, вода у нас уже до утра не появится и де вы мытся собираетесь, а может и чаю вы тоже желаете...
- Не ну это уже слишком, до утра не так уж и далеко пока вы мне раскажите, как ваше ничего и как поживает мой Ёся, а я пока бычки пожарю... хош не хош ,а раз уж вы приперлись, то накормить вас таки придется, ой-вей...
- Соня не сиди как засватанная иди до тети Шуры може у ней ведро воды, да хоть и пол , тоже ничего..., щас чего нибудь сообразим...
- И де ж вас носило до таких пор, поезд ище в семь сорок пришел, де ...?
- Привоз, да, что вы говорите, главная достопримечательность города?!!
- Я вас умоляю...!!! Не сыпте мне соль на раны, это разве привоз, вы не знали, что такое привоз..
- И увы вам его уже не узнать.
- Как и не попробовать той тюлечьки на руб. стакан в газетный кулечек, рецепт засолки которой, умер с теми бабушками которые продавали ту тюльку.
- Что вы мне смеетесь, вы-ж ее не пробовали, это таки была тюличка, как на меня так и конфет не надо.
- А бычки, разве теперь на привозе можно купить бычки - воши таки -да, а бычки эмигрировали, как только с нас сняли железный занавес, видно течением унесло.
- А де делась таранька, де я вас спрашиваю ?
- Исчезла, вместе с жигулевским пивом ..., навсегда, безвозвратно...
- Не, пиво оно то конечно есть, но вы мне скажите разве это пиво...?!
- А де кефаль я вас спрашиваю, де эта таинственная незнакомка, о которой все слышат песню, но никто на протяжении многих лет ее не видел...
- Я думаю скоро и на картинке в книжке ее нарисовать будет некому, со смертью последнего художника который видел ее в живую.
- На песню про Костю моряка наложат запрет, что-б не бередить наши ранимые сердца.
- Какой памятник? Косте и рыбачке Соньке?!!!
- И что вы думаете этот памятник увековечит ее память ?!! А это вы про песню, а я про кефаль... -Ну да ладно...Ближе к делу мои милые, де ж вас носило?
- И что вы мне хотите сказать, что привоз до сих пор работает и вы все это время наслаждались его окрестностями ???
- Вы за кого меня имеете ?
- Если я помню, как выглядит кефаль это не значит, что меня зачинали вместе с пирамидами Хеопса. Или ваша тетя уже не знает де находятся стрелки часов ???
- Швендаться до такого времени по привозу, я вас умоляю...
- Ах вы были на море!!!
- И что?
- Оно не черное?!!!
- А что вы хотели увидеть, радикально черный цвет?!!!
- Ну-у, тогда вам к товарищу Бэндеру, он знал де его взять...
- Что вы мне смеетесь?
- Ах вы кино смотрели...
- А я таки думала, что вы смеётесь над своей старой тетей Бесей...
- Ах море - море, как давно я его не видела, что вы мне опять смеетесь.
- Нет, вы мне скажите , вы знаете сколько раз за лето одесситка имеет время сходить на море ?
- Нет, тогда слушайте меня сюда...
- Первый раз это, как заположено на первое мая, революционеров уже никто не помнит и кто такой В.И. Ленин
дети уже не знают, но память о маевке впиталась с молоком матери. Это таки да международный сабантуй на природе.
- Даже китайцы присоединились к нашей вековой традиции шашлыки на склонах над трассой здоровья.
- Ах, да!!! Я не об этом... но опять таки про море.
- Замужней одесситке нет времени сходить на море, вы спросите -"отчего?".
- А проще некуда, окончание школы экзамены у отпрысков, а не приведи господь выпускной класс, и весь этот мандраж ложится таки на ее хрупкие плечи...
- А вот и клубника поспела, кто я вас спрашиваю, будет ее крутить, а черешня.
- Потом мы начинаем волноваться дальше выпускной балл и чем он закончится, только больной головой или еще и брюхатой девственницей...
- А вот и абрикосы поспели, а огурчики малосольные, кто делать будет. Малина и черная смородина протертые с сахаром. Слива пошла...
- Жара началась от приезжих яблоку упасть негде... И шо им всем здесь медом намазано?
- И где скажите мне на милость одесситке посидеть и подышать йодом...
- Взять флакончик в аптечке, разве что?!!!
- О уже август надо младшеньких к школе готовить: учебники, ручки, тетрадки... А школьная форма, это еще тот гембель!
- Вроде все собрали, может сходим на последок, а то ведь и лето заканчивается - это я про море...
- Нет, конечно если вы свободны, то к концу сезона от мулатки вас никто не отличит...
- Но скорее всего после достижения такого успеха, вам предложат руку и сердце и тогда больше вам моря опять таки не видать.
- Хотя может вам таки повезет и соискатель вашей благосклонности окажется олигарх и загорать вам возле собственного бассейна и в собственном солярии.
- Но кто вас тогда кроме личного охранника будет видеть в ваших бикинях от версаче? И кому вся эта красота нужна если ее и показать не кому?
- Что про море???!!!
- А что про него говорить мы его скоро совсем не увидим все спрячется за заборами тех самых олигархов...
- Так, что ни какого "Привоза" ,а с утра дуйте на море и наслаждайтесь пока они хоть краешек нам еще оставили...
- А базар, я таки да лучше вас сделаю, вы небось и торговаться не умеете...
- И де скажите мне на милость делась эта лэя... ?!!!
- Ее по воду посылать...?!!!
- Помирать соберусь, за смертью пошлю...
- Небось Шуркиному племяше, глазками зиркает, нехай повернется я ей чертовой пэчинке, космы повыдергаю...!!!!!
- Привалило счастье на нашу голову, а Шурке на метры ее кровные непосильным трудом заработанные !!!
- Поступать он видете-ли приехал, а кто-ж за него готовиться будет, еж ли он пройдысвит на Приморском весь вечер швендается...
- Сонька!!! Сонька!!!
- Слушай меня сюда, ЗАРАЗА!!!
- Придешь ты домой, будешь у меня бедная!!!
- От падлюка, ведро под дверью оставила, а сама видать за верандой обжимается, ох уж мне эти гормоны...!
- И кто их только выдумал, раньше ремень в руки и по энтому самому...
- А теперь у них видите ли гормоны, половое развитие...
- Не ну вы мне скажите, или родная мать не имеет права отходить свое родное дитя в целях профилактики ранней беременности ремнем ???
- Тогда, где это написано?!!!
- Хорошо, хоть воды принесла.
- Ну что, тогда чайку, индийского, со слоном...
- Шучу!!!
- А вы думали у меня дома пищевой склад времен СССР, но хороший был чаек...
- Ладно чай, сейчас имея бабки можно выпить чай выведенный в Китае в эпоху Цинь...
- А вот куда делся сладкий сахар, подался за кордон с Цуккерманами ???
- И что-бы я таки выпила сладкий чай, так это сколько сахара положить надо...
- А помните кубинский сахар и как после дождя из порта пахло компотом из сухофруктов...
- Я вам вот, что скажу, я хочу это помнить - эти сладкие моменты нашей жизни...
- Ах молодость, молодость все было вкуснее и краски жизни были ярче...
- И вы можете мне не верить, но соль таки тоже стала менее соленая.
- А вам ...???
Вам понравилось? Да Нет
Баллов: 81
Отправил: тетя Беся / 09.01.2011 17:52
-
Ваше имя
Название
Вам слово!